шапрашты

«Родоплеменной состав казахов конец XIX - начало XX вв.). Этноисторический справочник.», ,
Астафьев И.В., Алматы, Казахстан, E-mail: ilya@astafyev.kz Моб. тел.: +7(777)-210-40-66 Кукашев Р.Ш.

Одно из значительных племен Старшего жуза. Уран «Карасай», тамги (айтамга), (тумар тамга).

О племени шапрашты прямых известий в ранних исторических источниках содержится мало, однако в списке племен, приводимом Махмудом Кашгари, упоминаются чигил и чимул, (которые современные ученые отождествляют с родом шыбыл или емил племени шапрашты), а также род кай, сопоставляемый с родом екей этого же племени.

О древности и исконности шапрашты в составе Старшего жуза убедительно свидетельствуют устные родословные предания, записанные в ХIХ в. Так, согласно Ч. Валиханову, родоначальник Шапрашты является внуком легендарного Майкы-бия, его братьями являются Байдибек, Ысты и Ошакты.

По легенде Дикамбая-батыра, приводимой Н. Аристовым, Шапрашты является внуком Байдибека и старшим братом тех же Ысты и Ошакты. Все это указывает на то, что шапрашты, наряду с другими десятью основными племенами Старшего жуза, входили в конфедерацию племен, возглавляемую древними уйсунями (III в. до н. э.).

Интересную версию о происхождении этнонима шапрашты предлагал Н. Аристов. Он выводил его от имени одного из 24-х внуков Огуз-хана – Чапны (от тюркского слова чапмак, означающего рубить), тамга которого была, как у шапрашты, – . Версия эта не лишена основания, если вспомнить, что своей мифологической прародиной огузские племена считали места нынешнего обитания Старшего жуза и среди своих предков называли имя Уйсун-ходжи, в котором нетрудно увидеть имя легендарного прародителя Старшего жуза – Уйсуна.

Любопытно отметить, что племя кай (небезосновательно отожествляемое с родом икей), продвинувшись с сельджуками в Малую Азию, с XIV в. становится ядром турков-османов, обазовавших в XV в. мощную Османскую империю.

С конфедерацией древнетюркских племен V–VI вв., известной под именем «5 племен дулу», связывают шапрашты названия его крупных родов шыбыл и асыл (первый также имеется у племени албан), сыгравших исключительно важную роль в этногенезе казахского и многих других тюркоязычных народов Евразии, и не только. Н. Аристов считал, что именно выходцы из «5 племен дулу» возглавили движение древнеболгарских племен на запад, закончившееся образованием Болгарского царства в Придунавье.

В позднее средневековье родовые подразделения шапрашты и родственные им племена Старшего жуза приняли активное участие в этнополитической жизни Золотой Орды и государственных объединений, образовавшихся после ее распада. Отголоски сложной исторической судьбы племени шапрашты нашли свое яркое отражение в его народных генеалогических преданиях.

Так, например, большой интерес для исследователя представляют легенды, объясняющие этимологию названия племени и появление второй его тамги в виде треугольника – тумара. Согласно им, один из родоначальников племени по имени Жарымбет (сын Ойсыла – общего предка для шапрашты, ошакты и ысты) имел жену по имени Мапрашты, сына от которой прозвали Шапрашты (по другой версии, младенец родился с косинкой в глазах – «шапраш к?з бала», откуда он и получил свое прозвище). Родители мальчика рано уходят из жизни (отец погибает в результате заговора со стороны «жестокого хана Джанибека», мать, боясь за жизнь сына, бежит под защиту дулатов, где, заболев от горя, вскоре умирает), и его отдают на воспитание тетке со стороны матери – Тумар-байбише, матери Ошакты (эпоним племени ошакты, имеющего тамгу в виде тумара – треугольного амулета с вложенным в него молитвенным заклинанием от сглаза). Отсюда якобы и вторая тамга потомства Шапрашты.

Как видим, в этих легендах обыгрывается тема треугольного амулета и его функций: раннее сиротство и косина мальчика как результат сглаза при рождении, получение тамги-тумара как благословление для будущей жизни и т.п. Однако здесь высвечиваются и контуры исторических реалий.

Любопытно рассмотреть имя матери предка – Мапыраш (Напрашты, Шапрашты), слова, не встречающегося в лексиконе казахского языка. Его возможно возвести к арабскому слову «мафрач», обозначающему дорожную сумку типа казахского керме, бытующего под этим названием у туркменов и узбеков-конратов Байсуна. Или к названию женского украшения шапраш (от персидского «шабафруз» – «светящийся ночью»), которое носили туркменские и ногайские женщины в качестве нагрудного амулета (опять тема оберега от сглаза).

О том, что это не просто лексические совпадения, по нашему мнению, свидетельствует тот факт, что у двух родов племени ногай-казак Букеевской орды – уйсунов и ногай-туркмен были зафиксированны в XIX в. соответствующие тамги. У первых в виде треугольника «дуатамга» (дословно «молитвенная тамга»), а у вторых – «шапрач тамга» в виде косого ромба (т.е. 2 сложенных треугольника), что, несомненно, говорит о ногайско-туркменских связях шапрашты или активном их (или части их) участии в ногайских событиях. Тем более, что в легендах указана игура некоего «жестокого хана Джанибека», спасаясь от мести которого, шапрашты вместе с родственными ошакты и ысты нашли убежище у предводителя дулатов – Байдибека. Здесь, возможно, нашли отражение передвижения племен в эпоху или золотоордынского Джанибек-хана, время правления которого характеризуется всеобщей смутой в Дешт-и Кыпчак, или это является следствием драматических коллизий феодальных усобиц и борьбы за власть во время распада ханства Абулхаира (середина XV в.) и выхода на политическую арену казахского Джанибек-хана.

Подтверждением этой догадки могут служить и многие генеонимы родовой структуры племени, такие как алты, косай, алысай, орыс, жайык, бессары, ибак и некоторые другие, имеющие явно ногайлинские корни. Эпонимами многих из них, вероятно, послужили имена известных исторических деятелей Ногайской Орды, что было распространенным явлением в кочевой традиции. Например, Орыс бий, внук знаменитого Едиге бия, или его сын Алти, основатель одноименной Алтыульской Орды, составившей позднее ядро Младшего жуза и каракалпакского народа, Ибак правил Сибирским ханством и т.д.

Небезынтересно, что в родословных многих каракалпакских родов, первоначальной своей родиной считающих Крым и пастбища на берегах Идиля и Жайыка, уход на юг, к Аралу, связывается также с именем «плохого хана Джанибека». А каракалпакский род бессары («пять рыжих сирот») считает своим предком ногайского мурзу Орус бия, свата знаменитого Ормамбет бия (с гибелью которого, как мы помним, по Ч. Валиханову, появился в степях «плач» на раздвоение ногаев и казахов и начался закат «золотого века» для обоих этих народов).

Первые достоверные данные о составе шапрашты мы имеем с начала ХIХ в. (архивные материалы), в которых перечисляются родовые подразделения племени, такие как теке, толемыс, чибыл, икей, есхожа, ажике и кеней. Н. Аристов в конце ХIХ в. насчитывает 5 родов шапрашты: икей, есхожа, асыл, чибыл и айкым.

По результатам современных исследований, племя шапрашты делилось на 3 основных подразделения: желдыыстык, кылдыыстык и малдыыстык.

По данным конца ХIХ в., племя шапрашты, основная масса которых проживала в Верненском уезде, состояло из 7000 домов; по подсчетам М. Тынышпаева, их в 1917 г. насчитывалось 70 тыс. человек. По свидетельству Н. Аристова, екеи проживали в основном в Узун-Агачской и Чемолганской волости, ес?ожа – в долинах рек Узын-Агаш, Кастеке и Самсы, шыбылы – в Куртинской волости, асылы – в районе рек Малой и Большой Алматинки и Каскеленки, айкымы – в Каргалинской волости.