ошакты

«Родоплеменной состав казахов конец XIX - начало XX вв.). Этноисторический справочник.», ,
Астафьев И.В., Алматы, Казахстан, E-mail: ilya@astafyev.kz Моб. тел.: +7(777)-210-40-66 Кукашев Р.Ш.

Одно из значительных племен Старшего жуза. Уран «Бахтияр», тамга (тумар тамга).

Первые сведения об ошакты даются в хронике Масуди «Тарих и Абулхаир хани», относящейся к ХV в. О древности племени ошакты убедительно свидетельствуют и народные генеалогические предания, впервые обработанные замечательным исследователем казахской старины М. Тынышпаевым. Согласно им, родоначальник племени ошакты являлся сыном Абака, внуком легендарного Майкы-бия и правнуком Уйсуна, от которого ведут начало все основные племена Старшего жуза. Отсюда следует, что предки ошакты входили на равных правах в уйсунский племенной союз III в. до н. э., сыгравший огромную роль в этногенезе не только казахского, но многих других народов Центральной Азии.

Большой интерес представляет и этимология названия племени, восходящая к слову «ошак» (очаг), идущая от тамги племени в виде треугольника, повторяющего форму металлической подставки для казана (примечательно, что подобную тамгу имеет и племя уйсун, входящее в родовую структуру ногайцев).

Тамгообразный знак в виде треугольника является одним из древнейших в кочевых культурах Центральной Азии и связывается археологами с культом женского начала. Отголоски архаичной мифологемы о богине-прародительнице и рождении первочеловека без участия отца отчетливо звучат в легенде, записанной Н. Гродековым в конце XIX в.

Согласно этой легенде, Ошакты старше Джалаира (джалаиры считаются главенствующим племенем Старшего жуза, благодаря особым привилегиям, которыми наделил их Чингисхан), хотя и является незаконным сыном. «Мать всех родов Великой орды Юпар-байбиче от похоти, родившейся при виде одного проходившего мимо мужчины, имела без сношения с ним ребенка. Она сунула его в очаг (ошак), отчего нашедшие его люди дали ему имя Ошакты. После него она имела законного сына Джалаира».

Заслуживает внимания и другая, не менее интересная легенда о рождении Ошакты и появлении тамги племени, в которой уже просвечиваются некоторые конкретные исторические реалии и имена деятелей, известных по политической истории Дешт-и Кыпчак.

Один из родоначальников племени по имени Жалмамбет (сын Ойсыла и внук Бахтияра, от последнего – уран племени) погибает от рук нукеров «жестокого хана Жанибека». Его малолетний сын чудом остается жив во время погрома отцовского аула, спрятавшись в очаге, отчего его и прозвали Ошакты. Его мать – Карашаш-байбише, захватив малютку, находит приют в ауле дулат Байдибек-бия. Карашаш-байбише, глубоко верующая женщина, желая оградить единственного сына от дальнейших несчастий, вешает ему на шею освященный муллами тумар (амулет треугольной формы с вложенной бумажкой с молитвенным заклинанием), за что получает прозвище – Тумар-байбише. Графическое изображение чудодейственного амулета становится тамгой потомства четырех сыновей Ошакты – Байназара (род байлы), Акназара (род тасжурек), Кайназара (род аталык) и Коныра (род коныр), а имя их отца – названием племени.

По всей вероятности, в этом предании нашли отражение подлинные исторические события, связанные с эпохой золотоордынского хана Джанибека (начало XIV в.), с которой историки связывают «великую смуту», случившуюся в Дешт-и Кыпчаке («Великая замятня» русских летописей). А возможно, это связано со временем воцарения первого казахского хана Джанибека, также характеризующегося не меньшими потрясениями в жизни кочевого сообщества в связи с расколом Узбекского ханства Абулхаира, закончившегося вынужденным уходом значительной части кочевников в Мавераннахр и начавшейся многолетней борьбой казахских ханов с ногайскими биями за гегемонию в степи. Как бы это ни было, сравнительный анализ этнонимических данных ошакты (и близкородственных им шапрашты и ысты) высвечивает значительный ногайлинский пласт, позволяющий говорить об активном участии этого племени в этнополитической жизни Золотой Орды и новых государствах, возникших после ее распада.

Интересно привести и остроумную догадку Н. Аристова, выводящего этимологию названия племени от словосочитания «уч-ук» (три стрелы). Так называлось левое крыло двенадцати сыновей легендарного Огуз-хана, в числе которых числится Чапна, от которого, по его предположению, вышло племя шапрашты.

Версия об огузских корнях племени ошакты имеет полное право на существование, если вспомнить, что во многих туркмено-огузских родословных среди перечня основных первопредков фигурирует и имя Уйшун-ходжи, в котором нетрудно узнать имя эпонима Старшего жуза, а мифической своей прародиной в них называется местность вокруг озера Иссык-куль.

В этой связи обращает на себя внимание название одного из основных родов ошакты – сузек (в группе байлы), возводящее свой эпоним к одному из мюридов Ходжа Ахмета Яссави (мазар Сузек-Аты находится в Сайраме). К нему же проводит свою родословную и туркменская этническая группа атинцев (примечательно, что своей праматерью атинцы считают красавицу-дочь одного казахского бая).

По архивным источникам дореволюционного времени, племя ошакты проживало в основном в Аулиеатинском, Чимкентском и Ташкентском уездах и насчитывало 2000 семейств. По подсчету М. Тынышпаева, их численность в 1917 г. достигала 70 тыс. человек.