дулат

«Родоплеменной состав казахов конец XIX - начало XX вв.). Этноисторический справочник.», ,
Астафьев И.В., Алматы, Казахстан, E-mail: ilya@astafyev.kz Моб. тел.: +7(777)-210-40-66 Кукашев Р.Ш.

Одно из древних и крупных племен Старшего жуза. Уран «Бахтияр», тамга (донгелек).

Вопрос об этнической принадлежности дулатов служил неоднократно предметом спора многих исследователей. Одни считали их выходцами из монгольских степей (Рашид-ад-Дин, Ч. Валиханов), другие – тюрками (Н. Аристов, С. Аманжолов).

По новейшим данным, этническую основу дулатов составили племена Западно-Тюркского каганата (VI в.), известные в письменных источниках под названием «дулу» (пять племен дулу и пять племен нушиби – обитатели Семиречья). В 766 г. дулаты вошли в состав государства Караханидов (766–1137 гг.), затем киданей (кара-китаев, 1137–1219 гг.) и, наконец, монголов. В Чагатайском Улусе (1224–1348 гг.) этноним дулат был забыт, но в государстве Великих могулов (1348–1510 гг.), вероятно, из-за близости этнонимов древнетюркских дулу и монгольского племени доглат, эмиры которого господствовали в Могулистане, племенное название дулат снова упоминается в письменных источниках.

Так, по свидетельству Мухаммеда Хайдара Дуглата, выходца из дулатов, они были «одним из главных и могущественных племен Могулистана». В русских источниках сведения о племени дулат появляются уже в XVIII в. Так, в описании родоплеменного состава казахов, составленном М. Тевкелевым в 1778 г., сказано, что Старший жуз состоит из 10 племен, и в их числе приведены все четыре основных рода дулатов: ботпай, жаныс, сикым, шымыр.

Согласно народным родословным преданиям, эпоним племени Дулат был сыном Жарыкшака, родившегося от третьей жены легендарного БайдибекаДомалак-ана. Его братьями являлись Албан и Суан, эпонимы родственных дулатам племен. У Дулата было четыре сына – Ботпай, Шымыр, Сыйкым и Жаныс, потомство которых составило четыре основных рода племени.

Обращает на себя внимание символическое прозвище праматери дулатов – Домалак-ана (буквально: «колобок», «кругленькая»), настоящее имя которой в легендах приводится по-разному: Биби Ажар, Нурилля, Айша, Нурбиби. Происхождение этого прозвища, по одной из легенд, объясняется тем, что Нурилля, внучка одного из туркестанских ходжей якобы была невысокого роста, полненькой девушкой с кривыми ногами, которая при ходьбе как бы катилась, словно шар или моток пряжи (домалак).

Здесь, как нам кажется, обыгрывается тамга родов, ведущих свое происхождение от Жарыкчака, в основе которого лежит графическое изображение окружности ( – у дулатов, – у албанов и – у суанов; сравните с монгольским «дохолат» – «круглый», «с ногами в виде колеса»).

Примечательно, что в этой легенде отчетливо проецируется древняя центральноазиатская космологическая мифологема о происхождении первопредков от Солнца и Луны, известная еще по хуннам (ср., у монголов до сих пор сохранилось выражение «Отец мой – Солнце, Луна – мать»). Напомним, что имя отца Дулата и его братьев – Жарыкчак, означает «светящийся», и, по преданию, при его появлении из материнской утробы, а он родился ночью, вся округа озарилась необычайно ярким светом.

Возможно, данные этих народных преданий позволят заново взглянуть на полузабытую сегодня гипотезу Н. Аристова об активном участии племени дулу, предков современных дулатов, в Великом переселении народов, возглавленных хунну. По его мнению, около 574 г. дулаты становятся во главе остатков гуннов, основная масса которых растворилась на западе, и именно из их среды выдвигается династия древнеболгарских князей, основавших несколько орд на берегах Дуная и Азовского моря.

Свою гипотезу Н. Аристов обосновывал тем, что среди имен древнеболгарских князей, зафиксированных в византийских хрониках, встречаются имена родоначальников потомства Жарыкчака – Ботпай, Аспарух (Еспер), Ернеке, Курта (Курты би). В пользу этой догадки Н. Аристова, вероятно, свидетельствует и тот факт, что тамга в виде кружка встречается во многих археологических погребениях позднегуннского и хазарского времени на обширной территории от Волги до Дуная. Интересно, что в среде современных российских археологов она получила наименование «дулатской».

Предположение Н. Аристова выглядит не столь фантастичным, если учесть роль части дулатов-дулу, вовлеченных в походы Джучи далеко на запад от Семиречья, в этногенезе казахов Младшего жуза, ногайцев и башкир. Так, среди племен Младшего жуза явно дулатские корни имеют племена табын и рамадан (у первых совпадает тамга и названия многих родов, у вторых, помимо аналогичной тамги, ураном является имя «Дулат»).

Этимологию башкирских табынов, составляющих более 9 % всего этого народа, местные исследователи возводят к монгольскому числительному «табун» (пять), идущему, по их мнению, от союза «5 племен дулу» Семиречья. С нашей точки зрения, это небезосновательно, если учесть, что башкиры-табыны своим родоначальником называют легендарного эпонима Старшего жуза – Майкы-бия, прапредка Байдибека, и сохранили «дулатскую» тамгу.

Активную роль дулаты играли и в эпоху сложения Казахского ханства и борьбы против джунгарских захватчиков. Так, имя Толе бия (из рода жаныс), вместе с именами биев Среднего и Младшего жузов – Казыбек бия и Айтеке бия, стало символом единения трех казахских жузов. Имена батыров, прославившихся в борьбе за свободу народа, стали родовыми уранами подразделений племени: шымыр – Койкелды-батыр, богежил – Котен-батыр, сикым – Малик-батыр.

Основными подразделениями племени дулатов являются – ботпай, жаныс, сикым и шымыр.

По сельскохозяйственной переписи 1906–1912 гг., дулатов насчитывалось 334 тыс. человек, в том числе в Аулиеатинском уезде – 60,8 % казахского населения, в Верненском уезде – 41 %, в Чимкентском – 32,8 %, Пишпекском – 93,7 %.