найман

«Родоплеменной состав казахов конец XIX - начало XX вв.). Этноисторический справочник.», ,
Астафьев И.В., Алматы, Казахстан, E-mail: ilya@astafyev.kz Моб. тел.: +7(777)-210-40-66 Кукашев Р.Ш.

Одно из крупнейших и значительных в прошлом племен казахов Среднего жуза. Уран «Каптагай», тамги, (шомыш), (ергенек).

Этноним найман восходит к союзу племен, носящих монгольское наименование «восемь» (найман), впервые упоминаемых в киданьской хронике «Ляо-ши» в 947 г. По мнению Л. Гумилева, найманы – часть киданей (кытаи), состоявших из 8 племен, мигрировавших после разгрома их государства в Китае чжурчженями (в 1125 г.) в Семиречье и на Алтай. Здесь они образовали новое государство, которое разгромили монголы Тэмуджина в 1201 и 1218 гг. Найманы, покоренные монголами, стали частью населения, главным образом, Золотой Орды. После ее распада вошли в состав разных государств и, соответственно, разных народов.

Найманы подразделяются на три отдела: ергенекты-найман (сары-жомарт), толегетай в Восточно-Казахстанской области и терстамбалы в Карагандинской области (выходцы из первых двух отделов живут в Китае, Монголии и в России, на Алтае).

По данным Шакарима, прародителем найманов является Софы-мырза. От него – Окиреш. У Окиреша было 3 сына – Домбаул, Сугирши и Саржомарт, от которых произошли и три основные ветви племени.

Общий уран найманов – Каптагай, происходит от имени сына Матая, внука Толегатая, одного из 3 родоначальников племени. По этому же принципу происходят и другие родовые ураны найманов. Ураном каракереев был Кабанбай, по имени знаменитого батыра XVIII в., рода матай – Борибай, жившего в середине XVIII в., рода садыр – Алдияр (начало ХVIII в.) и т.д.

Выходцы из найманов имеются в составе казахов Младшего жуза – алимулы (торткара, шекты), байулы (алаша, алтын, есентемир, шеркеш), среди киргизов (кок, кара-найман), ногайцев (куп найман, баганалы), узбеков (найманы Шейбани-хана).

История найманов, сыгравших огромную роль в этногенезе казахов, как справедливо отмечал С. Аманжолов, далеко еще не изучена. Одним из плодотворных путей для решения этой проблемы он видел в исследовании сопутствующих генеологических материалов соседних братских тюркоязычных народов. Обратимся к рассмотрению лишь одного аспекта этой сложной проблемы.

Так, один из основных предков отдела толегетай носит имя Кытай, что дало в свое время повод С. Аманжолову высказать предположение о происхождении этой ветви найманов от средневековых каракитаев (киданей). Сравните с вышеприведенной догадкой Л. Гумилева, что найманы являются ветвью каракитаев.

Племя с названием ктай имеется и у каракалпаков. И что примечательно, оно имело тамгу – шомыш (половник) и уран «Улутау», который связывается легендами с прародиной ктаев, расположенной в районе Улутауских гор в Центральном Казахстане, где они кочевали и охотились при казахском хане Тевеккеле (1582–1598 гг.). Далее, предводителем ктаев легенда называет некоего Тобета, который, спасаясь от кровной мести, увел племя из Улутау в низовья Сыр-Дарьи. Родоначальник с таким именем имеется и среди казахских найманов по линии сына Кытая – Каракерея.

Здесь важно отметить, что в генеонимах каракалпакских ктаев более прослеживается керейский пласт (у них есть роды шеруши, ашамайлы, айтеке), нежели найманский. Это заставляет вспомнить точку зрения Н. Аристова, поддержанную большинством последующих исследователей, что каракереи – это часть средневековых кереитов, влившихся в состав найманов. Еще один факт: у стариков рода шеруши поколения абак-керей Баян-Ольгейского аймака Монголии нами была записана родословная, в которой среди родоначальников кереев назван легендарный мудрец ногайлинского периода Асан Кайгы-аулие. Сравните, крупный род каракалпакских ктаев – манжули, возводит свою родословную к Манжи-бию, прямому потомку Асан Кайгы, сыновей которого Тевеккель-хан якобы направил к каракалпакам в качестве духовных наставников – пиров.

Примеров таких множество, что, вероятно, позволяет пересмотреть точку зрения Л. Гумилева или, по крайней мере, говорить о более глубоком участии каракитаев в этногенезе кереев, а уже через них (каракереев) в сложении найманов Казахстана и Средней Азии.

Весьма примечателен и такой факт, что в Монголии наших дней существует род охирес (ср. Окреш – прозвище Бельгибая, деда Толегетая), считающий себя хотя и родственным монгольским найманам, но вполне самостоятельной этнической группой, с собственной родословной.

Сложная историческая судьба племени найман нашла отражение и в противоречивости народных генеалогических преданий, что отмечали многие исследователи. Тем не менее в них нередко проскальзывает реминисценция подлинных исторических событий.

Так, имена многих мифических предков племени – Окреша, Кетбуки, Домбаула, уводят нас во времена существования на Алтае самостоятельного найманского ханства, до разгрома его войсками Чингисхана. Одним из близких потомков Келбуги назван Шуршит. Шуршит – тюркское название древних чжурчженей XII в., по-видимому, также принявших какое-то участие в этногенезе найманов. Или возьмем, к примеру, имя другого родоначальника найманов – Софы-мирзу. Его Шакарим вполне правомерно отожествляет с реальным Суфи-мирзой, о котором сообщал Абулгази в своих исторических сочинениях.

По данным сельскохозяйственной переписи 1897–1911 гг., найманов на территории России насчитывалось 394,5 тыс. человек, что составляло 11,4 % численности казахского населения Российской Империи, в том числе 95,8 % казахского населения Усть-Каменогорского уезда, 92 % – Лепсинского, 88,3 % – Зайсанского, 47 % – Атбасарского, 34,4 % – Копальского, 24,8 % Семипалатинского уездов. Численность найманов в Китае и Монголии неизвестна.