аргын

«Родоплеменной состав казахов конец XIX - начало XX вв.). Этноисторический справочник.», ,
Астафьев И.В., Алматы, Казахстан, E-mail: ilya@astafyev.kz Моб. тел.: +7(777)-210-40-66 Кукашев Р.Ш.

Одно из крупнейших племен казахов Среднего жуза, название которого стало синонимом всего этого жуза. Уран «Ақжол», тамга (коз тамга).

Аргыны в XIX в. имели сложную этническую структуру, делясь на два основных отдела: мейрам (бегендык, каракесек, куандык, суюндык и шегендык) и момын (атыгай, басентеин, канжыгалы, караул, тобыкты). Каждое из этих подразделений имеет свой этногенез и историю, отраженные в генеалогических преданиях и исторических хрониках.

Как считают некоторые авторитетные исследователи, роды первого отдела ведут свое происхождение от переселенцев с юга (из Семиречья, где в IX–XII вв. была известна местность Аргу). В частности, самое многочисленное подразделение аргынов каракесеки (свыше 20 % численности аргынов в начале XX в.) считают себя потомками некого Болат-кожи, по прозвищу Каракесек (булыжник). Имя Болат-кожи исследователи соотносят с подразделением карлуков (булак), населявших «страну Аргу» в бассейне реки Талас (Махмуд Кашгари).

В период монгольского завоевания территории Аргу часть ее населения бежала в северные степи, став основой племенного объединения аргынов. Не случайно тамга аргынов близка по начертанию к тамге дулатов. Об этом говорят и устные генеалогические предания, в которых Болат – имя старейшины сотни (жуза) людей, ушедших в Сары-Арку под начало Алаша-хана и образовавших Средний жуз.

По легенде Шакарима, первопредком аргынов был хан Аргын-ага, от его сына Кодана родился легендарный Даирходжа – Акжол, имя которого стало ураном всех аргынских подразделений. Интересно, что упомянутый Кодан (Котан) считается отцом Уйсуна (Старший жуз) и Алшина (Младший жуз).

Одной из загадок происхождения племени аргын, на которую первым обратил внимание Н. Аристов, является то, что «они не упоминаются у историков Чингисхана». Объяснил он это тем, что аргыны «подчинились Чингисхану без боя или без особого против них похода». Действительно, впервые этот этноним, по свидетельству Ч. Валиханова, «встречается очень поздно в числе могнольских народов Джагатаевской Орды. У Гулагу была жена из племени аргын».

В. Востров и М. Муканов высказали осторожную мысль, что «аргыны, конечно, существовали в далеком прошлом, но, по всей видимости, имели другое самоназвание» и, следуя ей, возвели это «самоназвание» к карлукам «страны Аргу» (см. выше). Не отрицая «карлукской» версии происхождения некоторой части аргынов, хотелось бы в качестве рабочей гипотезы выдвинуть иную версию их происхождения, объединяющую вышеприведенные и в какой-то степени объясняющую привилегированное положение аргынов в постзолотоордынских государствах и позднее в Среднем жузе. Навряд ли карлуки, пусть некогда сильное и могущественное племя, но завоеванное монголами, могли играть столь доминирующую роль в обществе завоевателей. Против этого говорят и антропологические, и диалектологические данные.

Иное дело, если возводить правящее ядро аргынов к монгольскому роду катакин (катаган), которые вели свое происхождение, согласно Рашид-ад-дину, от Букун-Катаки, старшего сына Алан-Гоа, мифической родоначальницы чингисова рода. Известно, что катаганы пришли в бассейны рек Сыр-Дарья и Талас в составе монгольской гвардии, приданной Чагатаю. Вполне допустимо, что именно эта элитная монгольская группировка вобрала в себя местные тюркоязычные племена «страны Аргу» (в том чмсле и части барласов) и дала свое племенное название – катаган, из числа которых позднее и выделились аргыны.

Весомым аргументом в пользу такой догадки, на наш взгляд, служит поразительное совпадение этнонимов основных родов аргынов и узбекского племени локай (суюндик, куандык, бегендык, мейрам, туртуыл). О близких генетических связях аргынов и локайцев, которые выделяются среди кочевых узбекских племен своей наибольшей монголоидностью облика и джекающим говором, близким казахскому языку, писали многие исследователи, начиная с Н. Аристова. Однако они упускали из виду, что сами локайцы считали себя одними из 16 подразделений узбекского племени катаган. Примечательно, что, по историческим преданиям, катаганы были и одним из древнейших и коренных кыргызских племен (сравни: совпадающие этнонимы «кесек» у кыргызов и «каракесек» у аргынов). Здесь любопытно сравнить и предание кыргызского племени чекир-саяк о своем происхождении от дочери хана Турсуна из племени катаган с легендой, приведенной Шакаримом, об одном тобыктинском родоначальнике Сары, женившемся на дочери Турсын-хана – Конырбике. Если наша догадка верна, то тогда становится вполне объяснимой и трактовка происхождения аргынов от «ойратского» Аргын-аги Шакарима, против которой решительно выступил С. Аманжолов, объясняя ее чисто народной фразой, ходящей в Среднем жузе – «аргын-ага». Существует поговорка, в которой иерархия племен этого жуза рассматривается по следующей схеме: племя аргын-ага (т.е. вождь, старший брат, дядя), а остальные пять соответственно – воротник (жага), рукава, полы и сапоги.

В свете ее становиться ясным и доминирующее положение родственных аргынским каракесекам каракесеков Младшего жуза в его родоплеменной структуре. То есть в лице мифического Аргын-аги, на наш взгляд, сфокусировалось смутное народное воспоминание о далеких предках аргынов, принадлежавших к знатной старшей ветви монголов-нирунов времен Чингисхана.

Происхождение родов отделения момын (от казахского «смирный», «спокойный») является более сложным. Скорее всего, они представляют части других племен, присоединившихся к аргынам позже, на что указывает их прозвище «токал-аргын», т. е. дети младшей жены Аргын-аги. И действительно, например, этноним «канжигалы» – крупный род момын-аргынов, который, по замечанию Н. Аристова, «отличается особым типом лица и имеет тамги кипчаков », исследователи возводят к племени анжиоглы средневековых кыпчаков (сравни: у каракалпаков род канжигалы входит в состав племени кипчаков с тамгой алип и ураном «Токсаба», в это же каракалпакское племя входит и в род майлыбалта, имеющийся у атыгаев). Явные кыпчакские корни имеют и роды кулан и боштан момын-аргынов. «Момынские рода – аксары, курсары, козы, курман, толке», – писал Н. Аристов, – «сохраняют (тамгой) общекереевский крест». И основываясь на таких данных, вполне резонно замечает: «Вообще, аргынское племя оправдывает значение своего имени, будучи действительно смесью киреевских, найманских, кипчакских и т. д. частиц» (здесь Н. Аристов намекает на одно из объяснений этнонима «аргын», идущего от монгольского аргын – «помесь», «метис»).

Вместе с тем следует отметить, что генеалогические предания аргынов, впрочем, как и других казахских племен, несут в себе значительную печать более поздней мусульманско-суфийской редакции, что затрудняет выявление их первоначальной тюрко-монгольской основы.

На это обстоятельство обратил внимание еще вездесущий Н. Аристов, процитировав слова другого исследователя этнического состава Среднего жуза Балкашина: «Казахские родословные обыкновенно ведутся от Оккосе-сахаба-чакаша, одного из 33 тысяч учеников Магомета, посланных им во все концы света», из которых «Караходжа чаще других памятен казахам». Поэтому не удивительно, что в некоторых народных родословных Кара-ходжа (возможно, реальное историческое лицо, ставшего пиром – наставник племени, обративший аргынов в ислам) выступает в качестве родоначальника, тождественного фигуре Аргын-аги. Что интересно, тюрко-монгольское слово «ага» во многих суфийских братствах приобрело значение титула его руководителя – шейха, а имена, по-видимому, его учеников – мюридов-суфиев (по-казахски – «сопы») стали эпонимами аргынских подразделений: мейрамсопы, болаткожа, карасопы, дауд, кенжесопы и т.д.

По данным сельскохозяйственной переписи 1896–1911 гг., численность аргынов составляла 509 тыс. чел., в том числе 82 % казахского населения в Кокчетауском уезде (атыгай, караул), в Павлодарском – 78 % (главным образом, басентеин, суюндык), в Каркаралинском – 78 % (каракесек), в Акмолинском – 67 % (куандык, канджигалы), в Тургайском – 50 % (шегендык, сарыжетим), в Атбасарском – 46 % (куандык, шегендык и др.), в Петропавловском – 39 % (атыгай, караул), в Омском – 35,3 %, в Семее – 32 % (тобыкты).